Дорогой кот

Дорогой котБиробиджанский районный суд обязал местную ветеринарную клинику выплатить около 183 900 рублей бывшей владелице породистого кота, который, как показало судебное следствие, умер в результате плохо проведенной операции.

Жительница Биробиджана обратилась с гражданским иском о возмещении материального ущерба, компенсации морального вреда и взыскании судебных расходов к собственнику одной из ветеринарных клиник. В иске женщина указала, что в апреле 2012 года приобрела в столичном питомнике четырехмесячного племенного кота породы мейн-кун за 45 тысяч рублей. Еще 55 800 рублей было потрачено на оплату перевозки кота в Хабаровск, корм, витамины и прочие сопутствующие расходы.

В октябре 2012 года владелица племенного кота решила его кастрировать, для чего обратилась в специализированную клинику для животных и заключила с ней, как и положено, договор. Однако через сутки после операции случилось несчастье: породистый кот, привезенный за несколько месяцев до этого из другого конца страны, скончался.

Владелица кота была уверена, что в смерти животного виноваты врачи из ветклиники, что и стало причиной обращения в суд. В иске гражданка указала, что кот был практически членом семьи, в него было «вложено много любви и сил» и вся ее семья решительно не может смириться с его смертью.

Истица была уверена, что кот погиб из-за передозировки наркоза, а не из-за каких-то случайных причин. Для доказательства своей правоты она заказала за 50 тысяч рублей экспертизу, которая подтвердила ее точку зрения. Мало того, что дозировка анестезии была превышена вдвое, так еще и кота предварительно никто не обследовал. Специалисты выяснили, что на момент смерти мейн-кун не был полностью здоров, что является противопоказанием для проведения хирургического вмешательства.

Назначенная судом дополнительная экспертиза полностью подтвердила выводы первой, так что суд нашел причинно-следственную связь между действиями ветеринаров и смертью кота и принял решение полностью встать на сторону истицы.

Помимо компенсации материального вреда, суд постановил ответчика возместить истице стоимость проведения экспертизы, судебные пошлины, а также моральный вред, который был оценен в 10 тысяч рублей. Всего накопилась немаленькая сумма, почти 184 тысячи рублей.

Несмотря на то, что, как утверждала истица, кот был практически членом ее семьи, свои права она решила отстаивать по нормам закона, которые приравнивают домашних животных к вещам.

Компенсация материального вреда обосновывалось при помощи части 1 статьи 1068 Гражданского кодекса, в которой говорится о том, что гражданин или юридическое лицо обязаны возместить вред, причиненный его работником при исполнении трудовых обязанностей.

Требование моральной компенсации основывалось на статье 15 Закона о защите прав потребителя, в которой говорится, что моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения его прав, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда при этом не зависит от размера имущественного вреда.

Бывшей владелице замечательного мейн-куна, если можно так выразиться в данной ситуации, повезло. Ее дело попало под закон о защите прав потребителя, который, как правило, позволяет этим самым потребителям выигрывать дела в судах против предпринимателей.

В мае 2013 года Арзамасский районный суд Нижегородской области вынес решение о возмещении всего лишь 5 тысяч рублей материального вреда владелице немецкого терьера по кличке Дана, которую за два месяца до этого насмерть задавил мусоровоз.

Суд установил, что трагедии не произошло бы, если бы хозяйка Даны соблюдала бы типовые Правила содержания собак и кошек в Нижегородской области, согласно которым свободный выгул собак возможен только на хорошо огороженной территории или на привязи. Дана же свободно гуляла в районе мусорных контейнеров, в результате чего и попала под мусоровоз (позже ее труп был утилизирован вместе с мусором, который перевозил данный автомобиль, подчеркивалось в решении суда).

Впрочем, вину водителя мусоровоза суд все же усмотрел, а потому взыскал с его работодателя, компании «АрзамасРайСанКомТранс», 5 тысяч рублей материального ущерба и также заставил оплатить госпошлины в размере 199 рублей 42 копеек. Никаких нравственных страданий у истицы суд не нашел и в удовлетворении требований компенсации морального вреда отказал.

Иногда убийство животного, пусть и ненамеренное, далеко не столь однозначно, как выглядит в решении суда.

В 2011 году Чертановский районный суд Москвы признал Владимира Алтунина виновным по уголовной статье о жестоком обращении с животными и приговорил его к штрафу в размере 40 тысяч рублей.

Суд установил, что 24 января 2010 года Алтунин, проезжая на велосипеде по улице Академика Янгеля, выстрелили из травматического пистолета в восточно-европейскую овчарку, которую в тот момент выгуливал 14-летний подросток. По версии обвинения, собака была на поводке и в наморднике, а значит, не представляла опасности для велосипедиста, который действовал исключительно «из хулиганских побуждений» и «пренебрегая нормами морали».

Сам Алтунин имеет другую версию. Он не отрицает, что приобрел травматический пистолет «Оса» для обороны от собак, которые то и дело кидались на него во время ежедневных поездок к роднику в Битцевском лесопарке — выгуливающие там собак хозяева слишком часто снимают своих питомцев с поводка. По словам Алтунина, 24 января 2010 года хозяин овчарки не удержал собаку, она бросилась вслед за велосипедистом и у него не оставалось выбора, кроме как применить пистолет для самообороны — цели убить собаку он не имел, для него принципиально было испугать ее.

Так или иначе, российская Фемида все чаще обращает внимание на животных — так что и гражданам стоит задуматься над своим поведением и не обижать в лишний раз маленьких пушистых зверушек. Может оказаться, что у обиженных есть защитник, который потом затаскает обидчика по судам.

Илья Карпюк

polit.ru

Похожие темы:


Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.