Человек и кошки: 50 спасенных кошачьих жизней

Корреспондент «Санкт-Петербург.ру» пообщался с Александрой — активисткой, создавшей приют для 50 кошек, брошенных умирать после сумасшествия хозяйки.

С порога на тебя устремляется взгляд десятка больших глаз-пуговиц, необыкновенно красивые кошачьи морды с любопытством разглядывают нового посетителя. Здесь каждая кошка уникально красива и каждую хочется взять себе. Чего только стоит, например, кот Пиноккио с практически человеческим носом или разноглазая Элис!

«Живой уголок» появился здесь вынужденно, раньше большинство из этих кошек и котов жили в обычной однокомнатной квартире на Яхтенной улице. Началось все с того, что «заботливая» пенсионерка подобрала несколько бездомных животных. Стерилизовать или кастрировать она их не стала, и через год в ее квартире оказалось уже больше 50 кошек.

«Женщина была больна так называемым синдромом Диогена: несла в квартиру все, что находила, складировала там, при этом не делая уборку, — рассказывает Александра. — Квартира находилась в катастрофическом состоянии: завалы барахла такие, что в квартиру не войти, все покрыто вековым слоем кошачьих фекалий, всюду кишат полчища мух».

«Мы узнали об этой квартире зимой 2010 года, волонтеры предлагали женщине помощь: хотели сделать ремонт, убрать хлам, попробовать пристроить кошек, хотя бы принести корм и лекарства. Однако пенсионерка отказывалась даже впускать их в квартиру. Удалось только вытащить трех кошек, две из которых умерли на передержке от болезней и истощения. Для одного кота нашли дом, так же пристроили около 16 котят. Но это была капля в море», — вспоминает Александра.

В конце концов соседи все-таки пожаловались в ЖЭК — при том даже не на кошек, в злополучной квартире потек водопровод, жильцы сидели без воды несколько дней, так как пенсионерка никого не впускала в квартиру. В итоге ее забрали в психбольницу, а для расчистки завалов пришлось вызвать бригаду рабочих.

«При расчистке, естественно, пострадали бы первыми, — объясняет «спасительница». — В квартире на ночь должны были провести дезинфекцию (там было просто невозможно находится, рабочие в респираторах выбегали оттуда с выпученными глазами на лестницу, чтобы подышать), были обречены. Я не являюсь упертой «кошатницей», но, чтобы Вы сделали на моем месте, если Вам сказали, что на утро в квартире будет 50 кошачьих трупов?»

Вряд бы тут бы каждый решился на такие радикальные меры, но Александра решилась: вместе с волонтерами она стала ловить кошек руками — «упаковывать» в коробки и увозить на платную временную передержку.

«Нам удалось поймать 35 кошек, — вспоминает Александра. — Что было там, не передать словами. Горы мусора и грязи, кишат насекомые, стоит невыносимый запах, кошки прячутся в самых немыслимых местах и позах (одного товарища с трудом нашли за шкафом в щели не более 5 см, прямо-таки раскатанного по стене), летают по стенам и бегают по потолку, борются за жизнь до последнего, мы были все в крови с прокусами насквозь. Все это продолжалось с 11 утра до часу ночи. В час ночи нам пришлось сворачивать спасательную операцию, так как соседи стали угрожать вызвать милицию, но из квартиры не было выброшено даже половины барахла».

На следующий день волонтеры вернулись и изловили еще около 15 животных.

Живой уголок для спасенных жизней

Позже Александра с подругой сняли для кошек помещение на Васильевском острове. Две смежные комнаты в полускладском помещении. В команду «спасительниц» стали подтягиваться волонтеры.

«Мы дежурим по очереди, — рассказывает Александра. — Каждый день нужно покормить кошек, убрать за ними, сделать уборку в помещении».

Только на поддержание существования кошек в месяц требуется около 20 тыс. руб. (стоимость корма, аренды помещения и наполнителя), без учета лекарств, оплаты лечения, стерилизации, расходов на содержание передержки и т.п.

«Стерилизация одной кошки стоит около 2,5 тыс. руб., — 1 тыс. руб., — объясняет координатор приюта. — Было бы намного легче, если бы для бродячих кошек существовала такая же программа стерилизации и вакцинации, как для собак. Но ее нет. Также для кошек нет специальных передержек после стерилизации, все держится на волонтерских началах, без помощи городских властей».

У приюта нет ни спонсоров, ни поддержки государства, ни чьей-либо постоянной помощи. Кошки содержатся на личные средства волонтеров и добровольные пожертвования.

Кошачьи авторитеты

Удивительно, но в кошачьем прайде все, как у людей: своя иерархия отношений, есть авторитеты, середнячки и «лузеры».

Вожака, например, можно узнать сразу, черная пушистая кошка восседает на подушке на подоконнике.

В клетках живут кошки-аллергики (с особым питанием) и кошки-изгои, которых не принимает установившееся кошачье общество.

«Самое странное — это принцип отбора в шкалу авторитетности, — рассуждает Александра. — По логике естественного отбора кошки должны ущемлять в правах слабых и болезненных, но у них другие критерии — не поверите, но кошачий коллектив также держится на оценке моральных качеств!»

В отдельной карантинной комнате живут кошки-новички. Им только сделали стерилизацию и прививки — 3 недели они должны пробыть в клетках на карантине.

«Мы ухаживаем за ними по мере наших сил, стараемся пристроить в новые дома, — рассказывает основательница «Живого уголка». — В августе 2012 года нам удалось снять второе помещение (отдельную комнату) и мы смогли сделать карантин. Теперь мы можем брать других кошек с улицы, не опасаясь эпидемий».

За два года существования приюта удалось пристроить 33 кошки из 50 . Вы также можете взять кошку из «Живого уголка». Стоит отметить, что кошки здесь чистые, ухоженные, с прививками и приученные к лотку.

saint-petersburg.ru

Похожие темы:


Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.